Рижский король танго – уроженец Даугавпилса Оскар Строк

Оскар Давидович Строк (Oskars Stroks) родился в 1893 году в Динабурге Витебской губернии, нынешнем латгальском Даугавпилсе. Латвийского композитора и пианиста, одного из самых талантливых мелодистов, ещё современники прозвали "Рижским королём танго".



Отец Лейбы (такое имя Оскар носил при рождении) — Давид Маркович Строк был армейским музыкантом, играл на флейте, кларнете, руководил клезмерской капеллой в Двинске (бывшем Динабурге и будущем Даугавпилсе). Согласно широко распространённой версии биографии Оскара Строка, он проявил гениальные способности к музыке с раннего детства, и чуть ли не в 10 лет написал первые романсы. Впрочем, эти данные, по всей видимости, известны со слов самого Строка, который весьма активно занимался созданием своего образа в прессе и общественном мнении.

В большинстве жизнеописаний мастера танго сказано, что он учился в Санкт-Петербургской консерватории по классу фортепиано. Встречается даже информация о том, что он поступил в это высшее музыкальное учебное заведение в 12 лет. Сам Оскар Строк в "Шлагер-календаре", выпущенном его же издательством в 1935 году писал о себе: "Строк Оскар. 1892. Пианист — Петербургская консерватория по классу рояля у проф. Н.Дубасова в 1916 г." Всё же получаются не мифологические двенадцать лет, хотя теоретически Строк мог учится в приготовительных классах при консерватории, которые действительно заканчивали и в 14 лет. Кстати, в картотеке Санкт-Петербургской консерватории имя младшего Строка не значится, только имя его брата Льва (1888 г. рождения), который действительно окончил скрипичный класс в 1908/9 учебном году. Об этом говорится в статье "Заметки на полях семейной биографии Оскара Строка", подробно разбирающей легенды, связанные с биографией Строка. Многие из которых талантливый мелодист, но не очень удачливый предприниматель создал самостоятельно.

Также из собственных воспоминаний Оскара Давидовича известно и о его первых встречах с ведущими исполнителями эпохи: "Мне не было еще четырнадцати лет, когда я набрался храбрости и решил показать свои песни первой звезде дореволюционной эстрады Анастасии Вяльцевой. Она была кумиром публики, однако эта добродушная полная женщина встретила меня приветливо, закормила конфетами и, что самое главное, благосклонно отнеслась к моему творчеству". Среди благодарных исполнителей своих композиций Строк упоминал "курского соловья" Надежду Плевицкую и обладателя бархатного баритона Юрия Морфесси.



C 1925 года Строк начал издавать "Синий журнал", а с 1926 года —"Новую Ниву". До революции были журналы с аналогичными названиями: бульварный "Синий Журнал" и "Нива" – респектабельное издание для семейного чтения. Оскар Строк использовал лишь репутацию и бренды. "Содержание журнала представляло чудовищную окрошку из того, что подвёртывалось под руку. Ю.Слезкин и А.Толстой, Осип Дымов и Рабиндранат Тагор, Руаль Амундсен и Маяковский, Лебедев-Кумач и Клод Фаррер. То есть – всё сдиралось с любых свежих заграничных изданий на русском языке", - писал в своей статье Юрий Абызов. Дело у новоявленного издателя и в Риге шло не то чтобы очень бойко, но он решил перевести свой бизнес в Париж. Согласно большинству источников, перевёл он туда не только дело, но и свою сотрудницу, ставшую любовницей Строка. Любовница нашла во Франции нового покровителя, журнальный бизнес прогорел, а Оскар Строк вернулся к семье в Ригу.

В 1931-м году Строк познакомился с Петром Лещенко. Одно из самых известных его произведений композитора— танго "Черные глаза", написанное Строком в 1928 году, лучше всего прозвучало именно в исполнении Лещенко.



Другое произведение Строка, прославленное Петром Лещенко, — танго "Синяя рапсодия" (оно входило и в репертуар Леонида Утесова). Оскару Строку принадлежит авторство слов и музыки танго "Не покидай", "Скажите почему" и "Спи, мое бедное сердце". Среди произведений другого жанра известны были фокстрот "Катя" и песня "Цыганочка моя", которые также исполнял Пётр Лещенко. По утверждению современников Строка, музыкантов и певцов, "королём танго" звали Строка его коллеги в разных странах ещё до войны. Это звание не было плодом пиар-кампании Оскара, а стало признанием его заслуг в жанре.



В популярной музыке Строк был по-прежнему успешнее, чем в своих бизнес-начинаниях. В 1931 году он открыл в Риге кафе-дансинг "Барберина", которое вскоре разорилось. Расплатившись с частью долгов, Строк на время уехал с семьёй в Германию (возможно спасаясь от кредиторов и налоговой инспекции). Но после прихода к власти нацистов он возвращается в Ригу, начинает играть по ресторанам и выступать в качестве аккомпаниатора. Строк снова попытался открыть питейное заведение, на этот раз летнее кафе "Рандеву" в Майори под Ригой. Но в 1934 году ресторатор попался на торговле алкоголем без лицензии, и новый бизнес-проект закрылся, как и предыдущие.

В 1940 году Латвия стала советской, а в 1941 была оккупирована немецкими войсками. Строк с семьёй уехал в Москву, а оттуда в эвакуацию в Алма-Ату. Сам Оскар Строк в годы войны работал во фронтовых концертных бригадах, — выступал как солист и аккомпаниатор, принял участие в работе над музыкой к кинофильму "Котовский", даже участвовал в конкурсе на создание Государственного Гимна СССР. После войны композитор с женой и сыном вернулся в Ригу, а его дочь Вера осталась жить в Москве.

В послевоенной Латвии таким людям как Строк было весьма затруднительно продолжать успешную музыкальную карьеру: еврей, начинавший в буржуазной Латвии, с родственниками в капстранах, да ещё работающий в идеологически чуждом советскому строю музыкальном жанре. В 1948 году после выхода печально известного постановления ЦК ВКП (б) "Об опере "Великая дружба" В. Мурадели", посвящённого "борьбе с формализмом в музыке", Оскара Строка исключили из Союза композиторов Латвии за деятельность "не отвечающую целям и задачам" этой организации.

Большинство шлягеров Строка немедленно вошли в список не рекомендованных к исполнению. В реальности произведения Строка по-прежнему исполнялись, только без указания автора, и соответственно без авторских отчислений. На жизнь композитору пришлось зарабатывать, как и в молодости — он аккомпанировал в кафе, ресторанах, санаториях и домах отдыха. В тот же период он стал писать инструментальные композиции без слов, чтобы меньше привлекать внимания властей к своему творчеству.

Как когда-то с полузапрещенными эмигрантами, танго Строка можно было слышать повсеместно, но имя его было предано забвению. Есть апокрифическая история о том, что при министре культуры СССР Екатерине Фурцевой как-то упомянули о живущем в Латвии Оскаре Строке, на что она удивлённо сказала, что была уверена в том, что автор знаменитых танго — это какой-то иностранец, к тому же давно покойный.

Неожиданно в 1970-х годах в Советском союзе прозвучало танго "Чёрные глаза" в исполнении японского певца Еити Сугавары. По словам сына Оскара Строка, сам композитор очень высоко оценил это исполнение. Представлявшие танго в исполнении японца не знали о том, что автор произведения жив и проживает в СССР. .

.

В 1972 году впервые за все послевоенные годы фирма "Мелодия" выпустила пластинку с музыкой Оскара Строка, в следующем году вторую. До конца десятилетия вышли ещё два диска с композициями короля танго. Сам композитор до последних дней в июне 1975 года продолжал ежедневно работать за роялем.



Всего в творческой биографии Оскара Строка насчитывается более 350 произведений (полсотни из которых – прославившие его танго). Его танго, вальсы и фокстроты исполняли Петр Лещенко, Александр Баянов, Константин Сокольский, Леонид Утесов, джазовый коллектив Якова Скоморовского и Александра Цфасмана, Изабелла Юрьева, Клавдия Шульженко, Иосиф Кобзон и многие другие популярные эстрадные артисты XX века. Композитор был похоронен на еврейском кладбище Шмерли в Риге (в те времена оно было лишено своего еврейского статуса). На памятнике выгравирована нотная запись танго "Ах, эти чёрные глаза"..